Трехсторонние переговоры 12 глава

Трехсторонние переговоры 12 глава

— Само собой, — ответила я. — Я это знаю.

Из-за узкой перегородки, отделявшей нас от примыкающей конурки, до нас донеслись звуки начавшегося любовного действа; шорох и вздохи, и неразборчивые слова, которые звучат идиентично на всех языках мира…

Ты должна ехать. Вот что произнесла мне Брианна. Только ты можешь возвратить его.

Мне вдруг Трехсторонние переговоры 12 глава пришло в голову — в первый раз за все это время, — что моя дочь, может быть, гласила совершенно не о Роджере…

Это был длинный путь через горы, и он казался еще длиннее и утомительнее из-за совсем зимней погоды. Было даже три денька, когда вообщем оказалось нереально двинуться Трехсторонние переговоры 12 глава с места; когда мы утром до ночи просто посиживали, съежившись, под нависшим над нами скальным козырьком, либо скрывались в роще, сбившись в кучу ради защиты от ветра.

Когда мы перевалили через высшую точку горного хребта, идти стало незначительно легче, хотя температура воздуха все снижалась и снижалась по мере того Трехсторонние переговоры 12 глава, как мы продвигались на север. Время от времени нам приходилось ужинать всухомятку, так как мы не могли разжечь костер из-за ветра либо снегопада. Но каждую ночь я лежала рядом с Джейми, прижавшись к нему, и мы преобразовывались в кокон, обернутый мехами и одеялами, и делились теплом.

Я кропотливо вела счет денькам Трехсторонние переговоры 12 глава, отмечая любой из их узелком на кусочке плетеного шнура. Мы выехали из Речной Излуки сначала января; февраль уже подошел к середине, до того как Онакара показал нам на вившийся вдали дымок, отмечавший местопребывание поселка могавков, тех, которым Онакара с товарищем передали Роджера Уэйкфилда. Змеиный город — так, по его словам Трехсторонние переговоры 12 глава, именовалось это поселение.

6 недель прошло, и срок у Брианны уже подошел к 6 месяцам.

Если мы сумеем возвратить Роджера довольно стремительно… и если он окажется в состоянии сделать верхом оборотный путь, темно напомнила я для себя… и если могавки не продали его кому-нибудь еще… либо он не погиб Трехсторонние переговоры 12 глава, добавил прохладный глас, прозвучавший в моей голове… ну, тогда, пожалуй, мы отправимся вспять без промедления.

Онакара был склонен проводить нас прямо в само поселение, но это никак не прибавило мне убежденности в благополучном финале нашего предприятия. Но Джейми поблагодарил его и отослал прочь — с одной из лошадок Трехсторонние переговоры 12 глава, неплохим ножиком и флягой виски в качестве благодарности.

Все другое виски мы кропотливо прятали, закопав на достаточном расстоянии от поселения.

— А они усвоют, что нам необходимо? — спросила я, когда мы в конце концов опять вскочили в седла. — Язык тускара похож на наречие могавков? Либо это один и тот же язык?

— Ну Трехсторонние переговоры 12 глава, не совершенно один и тот же, тетя, но они очень похожи, — произнес Ян. Шел легкий снег, и снежинки цеплялись за его реснички, сразу тая. — Ну, может, меж ними такая же разница, как меж итальянским и испанским. Но Онакара гласит, что их старейшина и еще несколько человек малость молвят по-английски Трехсторонние переговоры 12 глава, хотя по большей части стараются обойтись без этого. Могавки ведь вкупе с британцами сражались против французов, так что наверное там кто-либо нас усвоит.

— Хорошо, отлично, — Джейми улыбнулся нам и положил мушкет поперек седла впереди себя. — Вперед, и попытаем фортуны!

Глава 54

Плен

Февраль 1770 года

Роджер провел в деревне могавков уже практически Трехсторонние переговоры 12 глава три месяца, если веровать узелкам, завязанным на его бечевке. Сначала он не знал, кто они такие; лицезрел только, что они отличаются от тех краснокожих, что взяли его в плен… и что захватившие его краснокожие страшатся этих других краснокожих.

Он стоял, онемев от измождения, пока те люди Трехсторонние переговоры 12 глава, которые изловили его, что-то гласили, демонстрируя на него пальцами. Новые краснокожие выглядели совершенно по другому: они были одеты тепло, с очевидным расчетом на сильные холода, в меха и кожу, и на многих мужских лицах Роджер увидел татуировки.

Какой-то из них ткнул в Роджера концом ножика, требуя, чтоб пленный разделся. И Трехсторонние переговоры 12 глава ему пришлось стоять оголенным в центре длинноватого древесного строения, а вокруг стояли мужчины и дамы, демонстрируя на него и насмехаясь над ним. Его правая нога очень распухла; в глубочайший порез, похоже, попала зараза.

Он еще мог ходить, но каждый шаг вызывал острую боль во всей ноге, и Трехсторонние переговоры 12 глава его временами начинала трясти лихорадка.

Краснокожие начали толкать его, подгоняя к двери строения. Снаружи доносился сильный шум. Роджер стремительно вызнал, кто издавал все эти звуки; рядом с длинноватым домом стояли в два ряда звучно кричащие дикари, и любой из их был вооружен прутком либо дубинкой. Кто-то подошел Трехсторонние переговоры 12 глава к Роджеру сзади и ткнул его ножиком в ягодицу; Роджер ощутил, как вниз по его ноге побежала теплая струйка крови. «Cours», отдали приказ ему. Беги.

Земля вокруг была отлично утоптана, снег перевоплотился в грязный лед. Он обжигал ступни Роджера, как раскаленная плита, а его продолжали толкать в спину, загоняя Трехсторонние переговоры 12 глава в кромешный ад, полный взбесившихся бесов.

Он в главном ухитрялся держаться прямо, только время от времени кренясь то в одну сторону, то в другую, а дубинки колотили его по спине, а прутки хлестали по ногам… Избежать ударов было нереально. Все, что он был в состоянии сделать, так это продолжать Трехсторонние переговоры 12 глава идти, и как можно быстрее.

Когда он был уже близок к концу пытки, какая-то дубинка взвилась особо быстро — и опустилась прямо на его животик; Роджер согнулся напополам — и здесь же получил удар по голове, за ухом. Он повалился в снег, как тряпичная куколка, но его кожа практически не ощущала Трехсторонние переговоры 12 глава холода.

Удар прутка обжег его ноги, позже его хлестнули по ягодицам. Роджер рефлекторно поджал ноги, перевернулся — и нашел, что полностью стабильно держится на четвереньках и продолжает продвигаться вперед, а из его носа обильно течет кровь, а рот забит промерзлой грязюкой…

Роджер все таки добрался до выхода из ада Трехсторонние переговоры 12 глава, и вкупе с последним ударом, рассекшим его спину, ухватился за шест длинноватого вигвама и с трудом, в несколько приемов, поднялся на ноги. Он оборотился к ним лицом, прочно держась за шест, чтоб не свалиться.

Индейцам это понравилось; они смеялись, смотря на него, сразу издавая высочайшие визгливые клики… Роджеру все это казалось схожим Трехсторонние переговоры 12 глава на лай своры кочевых собак. Он низковато поклонился и опять выпрямился, и голова у него страшно закружилась. Краснокожие засмеялись громче. Что ж, он всегда знал, как привлечь внимание толпы…

Позже его отвели в помещение, дали воды, чтоб он помылся, накормили. Ему возвратили рваную рубаху и грязные бриджи Трехсторонние переговоры 12 глава, но не пальто и башмаки. В длинноватом доме было тепло; в нем, расположившись в ряд, горели несколько костров, и над каждым в кровле была прорезана дыра для вытяжки дыма. Роджер забрался в угол и уснул, прижимая ладонью маленькую неровность на шве собственных бриджей.

После чего вступительного представления могавки фактически не Трехсторонние переговоры 12 глава стали обращать на Роджера внимание, да и не проявляли к нему особенной беспощадности. Он стал просто рабом в длинноватом вигваме, он работал на всех, кто там жил. Если он не осознавал некий приказ, ему демонстрировали, что необходимо делать, — но только один раз. Если он отрешался делать работу либо делал вид Трехсторонние переговоры 12 глава, что все равно не соображает, его лупили, и он закончил протестовать. Но кормили его могавки, этим же, что ели сами, и выделили не плохое место для сна, в конце вигвама.

Так как стояла зима, в главном Роджер занимался тем, что собирал дрова и приносил воду, хотя временами его могли Трехсторонние переговоры 12 глава взять в охотничий отряд, чтоб он посодействовал нести домой добычу. Краснокожие не особо старались разговаривать с пленником, но Роджер, повсевременно прислушиваясь, начал мало осознавать их речь.

А позже, с большой осторожностью, он начал пробовать сам гласить на языке могавков. Он избрал одну молодую даму для начала, чувствуя, что Трехсторонние переговоры 12 глава она не так небезопасна и агрессивна, как остальные. Она поначалу вылупила на него глаза, позже расхохоталась от экстаза, — будто бы увидела говорящую ворону. Она позвала какую-то свою подругу, слушать, позже еще одну, и они втроем сели вокруг Роджера на корточки, хихикая в ладошки и кося на Трехсторонние переговоры 12 глава него темными очами.

— Yona kensyonk, — здесь же произнесла одна из женщин и захихикала, когда Роджер повторил ее слова. Но позже, в течение следующих дней и недель, девицы начали повсевременно учить его; и конкретно от их Роджер в конце концов вызнал, где он находится. Либо, поточнее, не где, а в Трехсторонние переговоры 12 глава чьих руках.

Они были народом Kahnyen kehaka, с гордостью растолковали ему девицы, очевидно удивляясь тому, что он этого не знает. Могавки. Хранители восточных границ земель, принадлежащих Лиге ирокезов. А Роджер — он Kakonhoaerhas. Девицы достаточно длительно разъясняли ему, что это означает, то и дело советуясь меж собой; в конечном итоге Трехсторонние переговоры 12 глава, когда одна из женщин притащила в вигвам в качестве иллюстрации дворняжку, Роджер сообразил, что это означает «собачья морда».

— Вот спасибо, — произнес он, почесывая основательно отросшую бороду. А позже оскалил зубы и зарычал, и девицы завизжали и расхохотались.

В конце концов мама одной из женщин заинтересовалась происходящим; а заметив, что Трехсторонние переговоры 12 глава его нога все еще остается распухшей, она принесла какую-то мазь и смазала ногу, а позже наложила повязку из сухого лишайника и кукурузных листьев. И эта дама начала другой раз обмениваться с Роджером словом-другим, когда он приносил ей дрова либо воду.

Он не делал попыток сбежать, пока — нет. Зима Трехсторонние переговоры 12 глава прочно держала поселок в собственных объятиях, нередко валил снег, ветер дул с обезумевшой силой. Роджер неподалеку бы ушел — колченогий, без орудия, даже без теплой одежки. Он ожидал собственного часа. А ночами ему снился потерянный мир, и часто на рассвете он пробуждался от аромата зеленоватой свежайшей травки, и его переполняло желание, вызывавшее Трехсторонние переговоры 12 глава боль в низу животика…

Повдоль берегов реки все еще стоял лед, когда явился этот иезуит.

Роджер занимался в тот денек обыкновенными делами; он как раз ворачивался в поселок с водой, когда сторожевые собаки начали визжать и лаять, давая знать о приближении кого-либо стороннего. Краснокожие потянулись Трехсторонние переговоры 12 глава из домов наружу, и Роджер пошел за ними, заинтересованный.

В поселок явилась большая группа могавков, парней и дам; они все были пешими и нагружены обыкновенными узлами с различными необходимыми в походе вещами. Но вообщем их приход показался Роджеру странноватым; до сего времени в поселок у реки приходили только мелкие Трехсторонние переговоры 12 глава охотничьи отряды. И еще больше странноватым смотрелось то, что посреди краснокожих Роджер увидел белоснежного человека — бледное зимнее солнце блеснуло на светлых волосах чужака…

Роджер попробовал подойти поближе, стремясь рассмотреть необыкновенного гостя, но кто-то из местных краснокожих бесцеремонно оттолкнул его. Но Роджер успел увидеть, что гость поселка — священник; из-под Трехсторонние переговоры 12 глава плаща из оленьей кожи, над кожаными гамашами и мокасинами мелькнул затрепанный край длинноватой темной рясы.

Но священник совсем не был похож на злосчастного пленного, и он не был связан. И все равно у Роджера появилось чувство, что тот явился сюда не по собственной воле; на его юном лице Трехсторонние переговоры 12 глава прорезались напряженные морщины. Священник и несколько краснокожих из числа тех, что пришли с ним, пропали в том длинноватом вигваме, где обычно держали совет sachem, старейшины. Роджер никогда не был снутри этого строения, но слышал, что дамы гласили о нем как о доме совета.

Одна из старших дам, жившая в том вигваме, куда Трехсторонние переговоры 12 глава поселили Роджера, увидела, что он лодырничает, болтаясь в массе, и резко отдала приказ ему принести дров. Он поторопился выполнить ее распоряжение и больше не лицезрел священника, но замечал здесь и там вновь прибывших краснокожих, рассыпавшихся меж вигвамами; их приняли полностью отлично.

Но что-то непонятное все таки Трехсторонние переговоры 12 глава происходило в поселке; Роджер просто кожей ощущал, как в воздухе клубится напряжение, но совсем не осознавал, в чем дело. Мужчины, усевшиеся вечерком ужинать у костров, что-то обсуждали, и дамы повсевременно обменивались замечаниями во время работы, но тема их дискуссий была за пределами осознания Роджера; тех начатков языка Трехсторонние переговоры 12 глава, которые он успел освоить, было для этого недостаточно.

Он спросил одну из девченок о явившемся в поселок большенном отряде; она только и смогла разъяснить, что те люди пришли из деревни на севере, но почему пришли — она и сама не знала; ей только и было понятно, что их приход как-то связан Трехсторонние переговоры 12 глава с Темной Сутаной, Kahontsiyatawi.

Прошло больше недели, и вот Роджер отправился из деревни в горы вкупе с отрядом охотников. Денек был очень прохладным, но ясным, и они ушли очень далековато, пока в конце концов нашли и уничтожили лося. Роджер был ошеломлен не только лишь размерами, да и Трехсторонние переговоры 12 глава тупостью этого животного. Он полностью осознавал отношение краснокожих к этому гиганту: не было никакой чести в том, чтоб уничтожить его. Это было просто мясо.

Но зато мяса было много. Роджера нагрузили, как мула, и на его еще не окрепшую ногу легла очень большая нагрузка; к тому времени, когда они возвратились Трехсторонние переговоры 12 глава в поселок, Роджер хромал так очень, что не мог держаться вровень с охотниками, а тащился далековато сзади их, отчаянно пытаясь не утратить их из виду и не заплутаться в лесу.

К его немалому удивлению, когда он в конце концов добрался до окраины поселка, оказалось, что его ждут там несколько человек Трехсторонние переговоры 12 глава. Они схватили его, сняли с его спины мясной груз и стремительно потащили по поселку. Но не в тот длиннющий вигвам, где он жил, а в небольшую хижину, что стояла на далеком краю центральной поляны.

Роджер не так отлично знал язык могавков, чтоб задать вопрос, ну и не Трехсторонние переговоры 12 глава задумывался, чтоб они стали ему отвечать. Они молчком втолкнули его в хижину и ушли.

Снутри горел маленькой костер, но вообщем было достаточно мрачно, и после броского дневного света Роджер на несколько мгновений как будто ослеп.

— Кто вы таковой? — услышал он вдруг испуганный глас, говоривший по-французски.

Роджер пару раз моргнул — и в Трехсторонние переговоры 12 глава конце концов различил худощавую фигуру, поднявшуюся с циновки у костра. Священник.

— Роджер Маккензи, ответил он. — Et vous? — Роджера внезапно обхватило волной радости просто от того, что он произнес свое собственное имя. Краснокожие вообщем не спрашивали, как его зовут. Когда он был им нужен, они называли его собачьей рожой Трехсторонние переговоры 12 глава.

— Александр, — представился священник, делая шаг вперед и всматриваясь в Роджера с любопытством и недоверием. — Преподобный Александр Фериго. Vous etes anglais?

— Шотландец, — кратко ответил Роджер и погрузился на землю, его нездоровая нога отказалась держать его.

— Шотландец? Но как вы тут очутились? Вы боец?

— Я пленный.

Священник присел рядом с Трехсторонние переговоры 12 глава Роджером на корточки, пристально всматриваясь в него. Священник был вправду молод — ему было около 30, быстрее меньше, чем больше, хотя его светлая кожа обветрилась и потрескалась от холода.

— Вы поедите со мной? — Священник взмахнул рукою, демонстрируя на несколько глиняных горшков и корзин с едой и водой.

Похоже, для священника возможность побеседовать Трехсторонние переговоры 12 глава на родном языке была таковой же радостью, как для Роджера вообщем возможность разговора. К тому времени, как с пищей было покончено, они уже осторожно, кратко поведали друг дружке об главных событиях, приведших их в этот поселок, — хотя и не приступили еще к выяснению событий, создавших определенную ситуацию.

— Почему Трехсторонние переговоры 12 глава они привели меня сюда, к вам? — спросил в конце концов Роджер, вытирая перепачканные жиром губки. Он совсем не задумывался, что могавки просто позаботились о том, чтоб священнику не было скучновато. Подобного рода размышления не были характерны индейцам, как он успел увидеть.

— Я и сам не знаю. Я был просто изумлен, лицезрев Трехсторонние переговоры 12 глава тут белоснежного человека.

Роджер поглядел на кожаную заавесь, закрывавшую вход в хижину. Она немного качнулась, снаружи кто-то стоял.

— А вы тоже пленный? — задал он последующий вопрос, недоумевая. Священник помолчал, позже пожал плечами и чуть приметно улыбнулся.

— И этого я не знаю. Для могавков что один Kahnyen kehaka Трехсторонние переговоры 12 глава, что другой… мы все для их «другие». И грань меж положением гостя и положением пленного может в одно мгновение переместиться. Можно жить рядом с ними, как я… а я живу посреди могавков уже пару лет, — но так и не стать полноправным членом племени. Я все равно «другой» для их. — Он Трехсторонние переговоры 12 глава немного откашлялся и сменил тему. — Но как вы оказались в плену?

Роджер замялся, не зная, как все это разъяснить.

— Меня кинули, — произнес он в конце концов. — И продали.

Священник сочувственно кивнул.

— А найдется кто-либо, готовый заплатить за вас выкуп? Они бы попытались сохранить вам жизнь и даже Трехсторонние переговоры 12 глава здоровье, если б рассчитывали на плату.

Роджер покачал головой, чувствуя себя пустым снутри, как барабан.

— Нет, никого нет, — ответил он.

Беседа сама собой затихла, когда свет, сочившийся через дымовое отверстие, начал тускнеть, и в хижине стало совершенно мрачно.

Дрова закончились; от костра остались одни угли. Хижина казалась полностью нежилой Трехсторонние переговоры 12 глава; тут был, правда, лежак для сна, стоявший на низких столбиках, но больше — ничего, не считая пары потертых оленьих шкур и маленькой груды домашней утвари в одном из углов.

— Вам уже приходилось жить тут… в этой хижине… до этого? — спросил в конце концов Роджер, прерывая затянувшееся молчание. Он практически Трехсторонние переговоры 12 глава не лицезрел собственного собеседника, хотя через дымовую дыру еще просачивались слабенькие отсветы умирающего денька.

— Нет. Они привели меня сюда только сейчас… незадолго до вашего прихода. — Священник кашлянул и неудобно передвинулся на покрытом грязюкой полу.

Это показалось Роджеру достаточно наизловещим, но он решил промолчать, чтоб не пугать священника. Вобщем, Роджер не Трехсторонние переговоры 12 глава колебался, что священник так же отлично, как и он сам, соображает, что разница меж понятиями «гость» и «пленник» уже стерта. Но что мог совершить этот человек?

— Вы христианин? — Сейчас уже вопрос задал Александр.

— Да. Мой отец был священником.

— А! Могу ли я вас попросить… если они уведут Трехсторонние переговоры 12 глава меня, вы не помолитесь о моей душе?

Роджера пробрало холодом.

— Да, — неудобно ответил он. — Естественно, если вы желаете…

Священник встал и принялся тревожно шагать по хижине, не способен оставаться в неподвижности.

— Может быть, все и обойдется, — произнес он, но это был тон человека, пытающегося уверить в чем либо себя самого. — Они ведь Трехсторонние переговоры 12 глава все еще дискуссируют…

— Дискуссируют что?

Роджер не лицезрел священника, но ощутил, как тот вздрогнул всем телом.

— Бросить ли меня в живых.

На это ответить было нечего, и они вновь погрузились в молчание. Роджер, сгорбившись, посиживал около угасшего костра, поудобнее устроив хворую ногу, а священник длительно еще продолжал Трехсторонние переговоры 12 глава шагать взад-вперед, но в конце концов сел рядом с Роджером. Молча, мужчины придвинулись ближе друг к другу, стараясь сберечь тепло; ночкой, похоже, в хижине должно было стать достаточно холодно.

Роджер совершенно было задремал, натянув на себя одну из оленьих шкур, как вдруг у входа раздался звучный шум. Он Трехсторонние переговоры 12 глава сел — и здесь же зажмурился, ослепленный броским светом.

В хижину вошли четыре индейца-воина Какой-то из них бросил на огороженное для костра место несколько поленьев и засунул в кучу пылающую ветку, которую держал в руке.

Не обращая внимания на Роджера, другие трое скачком подняли на ноги преподобного отца Фериго Трехсторонние переговоры 12 глава и грубо сорвали с него одежку.

Роджер подсознательно дернулся, привстал, — и здесь же получил пинок, от которого растянулся плашмя. Священник бросил на Роджера резвый взор, молчком умоляя не вмешиваться в ход событий.

Один из краснокожих поднес собственный факел практически впритирку к лицу преподобного Фериго. Он произнес что-то, прозвучавшее Трехсторонние переговоры 12 глава как вопрос, но, не получив ответа, опустил пылающую ветку вниз, и огнь вспыхнул так близко от тела священника, что белоснежная кожа на мгновение показалась Роджеру красноватой.

По лицу отца Александра потек обильный пот, когда пылающая ветка приблизилась к его гениталиям, но ни единая его черта не дрогнула. Вояка Трехсторонние переговоры 12 глава, державший ветку, в один момент ткнул ею в священника, и тот невольно отшатнулся. Краснокожий засмеялся и повторил жест. Но сейчас преподобный был готов; Роджер почуял запах тлеющих волос, но священник даже не вздрогнул.

Решив, видимо, что сейчас с пленного достаточно, двое воинов схватили его за руки и выволокли из хижины.

Если Трехсторонние переговоры 12 глава они уведут меня, помолитесь за мою душу…

Роджер медлительно сел, чувствуя, как все волоски на его теле шевелятся от кошмара. До него еще какое-то время доносились голоса краснокожих, говоривших о кое-чем меж собой, но равномерно они затихли вдалеке; но священник не произнес ни звука.

Одежка Александра была Трехсторонние переговоры 12 глава разбросана по всей хижине; Роджер принялся аккуратненько собирать вещи, кропотливо стряхивая с каждой пыль, складывая все. Руки у него дрожали.

Он пробовал молиться, но сообразил, что не в состоянии сосредоточиться на произносимых словах. Молитву заглушал безпрерывно звучавший в его уме негромкий прохладный глас, повторявший: А когда они придут, чтоб Трехсторонние переговоры 12 глава увести меня, — кто помолится обо мне?

Они оставили ему огнь; Роджер старался уверить себя, что это может значить только одно — они не собираются уничтожить его прямо на данный момент. В конце концов, не в нраве могавков было ласкать осужденного пленного теплом. И он обвернулся в оленью шкуру, лег Трехсторонние переговоры 12 глава на бок и стал глядеть на огнь… а позже заснул, измученный ужасом.

Из неглубокого, тревожного сна его вырвал звук шагов и огромного количества голосов. Он одномоментно вскочил, отбежал от костра и скорчился в углу, гневно оглядываясь по сторонам, ища чего-нибудть, чем можно было бы отбиться…

Дверная заавесь Трехсторонние переговоры 12 глава поднялась скачком — и оголенное тело священника свалилось на грязный пол. Те, кто принес отца Александра, ушли, шум затих.

Александр немного пошевелился и застонал. Роджер быстро ринулся к нему, погрузился на колени. Он ощутил запах свежайшей крови, жаркий медный запах… только несколько часов вспять так пахло от убитого индейцами лося.

— Вы ранены Трехсторонние переговоры 12 глава? Что они с вами сделали?

Ответ пришел сам собой, и стремительно. Когда Роджер перевернул практически ничего не сознающего священника на спину, он увидел кровь, льющуюся по его лицу и горлу сверкающим красным потоком. Он схватил сутану священника, чтоб перевязать рану, отвел слипшиеся от крови светлые волосы Трехсторонние переговоры 12 глава — и увидел… Правого уха священника не было. Что-то острое срезало участок кожи площадью около 3-х квадратных дюймов — как раз над челюстью, прихватив и ухо, и часть кожи головы совместно с волосами.

Роджер стиснул зубы, натужил мускулы животика, стараясь справиться с собой, и плотно придавил ткань сутаны к рваной ране. Удерживая Трехсторонние переговоры 12 глава ее на месте, он подтащил безвольное тело преподобного к огню и накрыл священника всей имевшейся одежкой и обеими оленьими шкурами.

Священник чуть слышно стонал. Роджер обтер ему лицо, принудил испить мало воды.

— Все отлично, — повторял он опять и опять, хотя совершенно не был уверен, что Александр его слышит Трехсторонние переговоры 12 глава. — Все в порядке, они тебя не уничтожили. — Но при всем этом он невольно повсевременно ворачивался к одной мысли: а не лучше ли было бы, если б могавки сходу прикончили преподобного? И что означало совершенное над ним: было ли это некоторое предостережение священнику? Либо же это являлось только началом более утонченных пыток Трехсторонние переговоры 12 глава?

Дрова догорели, превратившись в угли; в их красном свете кровь казалась совсем темной.

Отец Александр повсевременно немного шевелился, и эта нервная подвижность его тела только усиливала боль от раны. Но, непременно, священник был не в состоянии уснуть, а как следует, не мог спать и Роджер; и Трехсторонние переговоры 12 глава ему казалось, что любая минутка растягивается до бесконечности, превращаясь в долгие часы…

Роджер проклинал себя за слабость; ему бы следовало сделать чего-нибудть, чтоб облегчить боль этого человека, хотя бы на мгновение. Дело было не только лишь в сострадании, и Роджер отлично это осознавал; отец Александр безпрерывно издавал негромкие стоны, не Трехсторонние переговоры 12 глава дающие Роджеру ни на мгновение выкинуть из головы идея об изуродованном теле, не дающие замолкнуть кошмару… Если б только священник сумел уснуть, если б эти звуки закончились… тогда, может быть, в наступившей тиши и мгле сумасшедший ужас отступил бы хоть кратковременно. В первый раз в жизнь Роджер поразмыслил, что сейчас Трехсторонние переговоры 12 глава он соображает, что всегда присваивало сил Клэр Рэндалл, что принуждало ее отчаливать на поля схваток, ложить руки на раненных воинов… Ослабить чужую боль, отогнать погибель означало успокоить собственные ужасы… а ради того, чтоб совладать со своим ужасом, Роджер был готов практически на все.

В конце концов, не способен больше Трехсторонние переговоры 12 глава выносить стоны и горячечный шепот, он лег рядом со священником и обнял его.

— Тише, тише, — шепнул он, придвинув губки практически впритирку к голове преподобного Александра Роджер понадеялся, что это та сторона головы, где осталось ухо. — Успокойся, сейчас все отлично. Reposez-vous.

Худощавое тело священника, прижатое к телу Трехсторонние переговоры 12 глава Роджера, немного содрогнулось, мышцы свело судорогой от холода и агонии. Роджер стремительно потер спину Александра, пару раз провел ладонями по застывшим конечностям, позже накрыл их обоих потертыми шкурами.

— С тобой все будет в порядке, — Роджер гласил по-английски, понимая, что на данный момент смысл слов не имеет значения, принципиально только, чтоб Трехсторонние переговоры 12 глава просто звучал его глас. — Ну же, все в порядке. Да, в порядке… — Он мало отодвинулся от священника; чувство голого тела Александра почему-либо оказалось противным… в этом было что-то неестественное.

Священник цеплялся за него, прижимаясь головой к плечу Роджера. Он так и не произнес ни одного связного слова Трехсторонние переговоры 12 глава, но Роджер ощущал воду его слез… Он принудил себя опять обнять злосчастного, растирая его спину, чувствуя под пальцами слабенькие мускулы и торчащие из-под кожи кости, стараясь мыслить только о том, что нужно приостановить эту дрожь.

— Ты полностью мог бы быть собакой, — пробормотал Роджер. — Злосчастным, ничтожным кочевым псом Трехсторонние переговоры 12 глава. Я бы сделал тебе то же самое, если б ты был собакой. Вобщем, нет, — после секундной паузы решил он. — Я бы быстрее позвонил в какой-либо чертов собачий приют.

Он осторожно погладил Александра по голове, очень осторожно, и в один момент похолодел, подумав, что может ненамеренно задеть Трехсторонние переговоры 12 глава ту гигантскую, ужасную рану. Волосы на затылке священника слиплись от крови и пота, но при всем этом кожа шейки и плеч была прохладной, как лед. Нижняя часть его тела была теплее — но ненамного.

— Никто не стал бы вот так обращаться с собакой, — чуть слышно произнес Роджер. — Долбаные дикари. Полицию на их наслать Трехсторонние переговоры 12 глава! Напечатать снимки их зверских рож в «Таймс». Посетовать моему издателю.

Что-то вроде нервного хохота вырвалось из гортани Роджера, и от этого ему стало еще ужаснее. Он отчаянно сжал священника в объятиях, уставившись в мглу.

«Reposez-vous, mon ami. Cest bien, la, eest bien».

Глава 55

Плен-2

Речная Трехсторонние переговоры 12 глава Излука, март 1770 года.

Брианна провела увлажненной кистью по краю палитры, чтоб снять избытки скипидара и заострить конец. Позже просто задела кончиком кисти консистенции виридоновой зелени и кобальта и добавила очередной мазок к тени речного обрыва.

На дорожке за ее спиной послышались шаги — кто-то шел со стороны дома Трехсторонние переговоры 12 глава. Брианна сходу выяснила эти звуки… две пары ног, шагающие рядом… ох, да, это был Бесжалостный Дуэт. Брианна немного напряглась, ей отчаянно захотелось схватить холст и упрятать его за склеп Гектора Камерона. Брианна ничего не имела против Джокасты, — та нередко приходила посидеть с ней, когда Брианна занималась живописью по утрам, и они Трехсторонние переговоры 12 глава обсуждали различные техники, консистенции красок и прочее в этом роде. Вообще-то Брианне даже нравилось общество двоюродной бабушки, она с наслаждением слушала рассказы старушки о ее детстве, проведенном в Шотландии, о бабушке Брианны и других Маккензи из Леоха. Но когда Джокаста приводила с собой собственного верного Сторожевого Пса… ну Трехсторонние переговоры 12 глава, это уже совершенно другое дело.

— Доброе утро, племянница! Здесь не очень холодно тебе?

Джокаста, закутанная в длиннющий плащ, тормознула рядом и улыбнулась Брианне. Если б Брианна не знала этого наверное, она бы ни за что не додумалась, что тетушка совсем слепа.

— Нет, тут отлично; здесь… э-э… надгробия закрывают меня Трехсторонние переговоры 12 глава от ветра. Но вообще-то я уже окончила. — Ничего она не окончила, но все же засунула кисть в кувшинчик со скипидаром и принялась чистить гамму. Черт бы ее побрал, если она сделает хоть один мазок в присутствии этого Юлисеса, имеющего премерзкую манеру вслух обрисовывать каждое движение ее кисти Трехсторонние переговоры 12 глава!

— Ах, ах так? Ну и отлично, оставь все тут, Юлисес соберет и принесет.

С большой неохотой оставив на месте мольберт, Брианна все таки забрала альбом с эскизами, сунув его подмышку и предложив другую руку Джокасте. Она не вожделела оставлять это мистеру Все-Вижу, Bee-Слышу, Везде-Прохожу-Насквозь Трехсторонние переговоры 12 глава.

— У нас сейчас гости, — сказала Джокаста, поворачивая вспять к дому. — Арбитр Элдердайс из Кросскрика и его матушка. Я поразмыслила, что ты, может быть, захочешь переодеться не спеша перед ленчем.

Брианна закусила щеку изнутри, чтоб удержаться от ответа на этот более чем прозрачный намек. Снова гости… ну и наплевать.

При данных обстоятельствах Трехсторонние переговоры 12 глава Брианна чуть ли могла отрешиться от встреч с гостями тетушки, либо даже от переодеваний ради их… но ей очень хотелось, чтоб Джокаста была чуть-чуть наименее компанейской. Поток визитеров в этом доме не иссякал; они являлись на ленч, к чаю, на ужин, оставались ночевать и завтракали Трехсторонние переговоры 12 глава с хозяйкой… кто-то брал лошадок, кто-то продавал скотин, либо вел торговлю пиленый лес, либо просил почитать какие-то книжки, либо просто являлся с подарком Джокасте, либо желал помузицировать… Гости являлись с примыкающих плантаций, из Кросскрика, даже из Эдентона и Нью-Берна.

Круг знакомств Джокасты просто ошеломлял. Но все таки Брианна Трехсторонние переговоры 12 глава увидела, что в ближайшее время тетушка со все растущим усердием приглашает в дом парней. Холостых парней.

Федра подтвердила подозрения Брианны, болтая, как обычно, во время поисков в раздевалке подходящего утреннего туалета.

— В нашей колонии не так много незамужних дам, — сказала Федра, когда Брианна упомянула о том, что Трехсторонние переговоры 12 глава в последние деньки что-то уж очень нередко возникают очевидно свободные от обязанностей джентльмены. И здесь же бросила косой взор на талию Брианны, уже приметно изменившуюся в объеме; даже свободный муслиновый капот не мог скрыть этого факта. — В особенности юных не достаточно. А тем паче таких, которым, может быть, достанется Речная Трехсторонние переговоры 12 глава Излука.


trebovaniya-pozharnoj-bezopasnosti-k-evakuacionnim-putyam-i-vihodam.html
trebovaniya-pozharnoj-bezopasnosti-k-sistemam-protivopozharnogo-vodosnabzheniya-v-osobih-prirodnih-i-klimaticheskih-usloviyah.html
trebovaniya-pozharnoj-bezopasnosti-pri-rasprostranenii-i-ispolzovanii-pirotehnicheskih-izdelij.html