Трехсторонние переговоры 17 глава

Лорд Джон не стал упорствовать, а просто пошел за ней, хотя это и означало шагать против ветра. Он не произнес ни слова, пока они не повернули снова и не добрались до укрытых на зиму грядок с луком.

— Я испытываю большое искушение, я практически готов принять ваше оскорбительное предложения, — произнес в конце концов Трехсторонние переговоры 17 глава лорд Джон, и уголок его рта дернулся… или от ярости, или от хохота, Брианна не могла бы сказать. — Это было бы любопытно. Это наверное понравилось бы вашей тетушке. И разозлило бы вашу матушку. И обучило вы вас, что же все-таки это такое — играть с огнем, уверяю Трехсторонние переговоры 17 глава вас.

Брианна выудила странноватый сияние в его очах — сияние, заставивший ее вдруг усомниться в собственных выводах относительно его сексапильных предпочтений. И отшатнулась от лорда.

— О… я даже не помыслила об этом… что вы сможете… ну, я имею в виду, с дамами…

— Я был женат, — напомнил ей лорд Джон с Трехсторонние переговоры 17 глава нескрываемым сарказмом.

— Да, но я задумывалась, что это был брак… ну, вроде того, какой я вам предлагаю на данный момент… чисто формальный, я имею в виду. Конкретно об этом я и поразмыслила сходу, как сообразила, что вы… — Брианна замолкла, нетерпеливо взмахнув рукою. — Либо вы станете утверждать, что вам нравится разделять кровать Трехсторонние переговоры 17 глава с дамами?

Лорд Джон приподнял одну бровь.

— А что, это может внести значительные конфигурации в ваши планы?

— Ну… — неуверенно протянула она. — Ну, да. Да, это так. Если б я это знала, я не стала бы вам ничего предлагать.

— Предлагать! — процедил через зубы лорд Джон. — Угроза общественного осмеяния! Зазорный Трехсторонние переговоры 17 глава столб! Это — предложение?

Лицо Брианны так побагровело и разгорячилось, что она не опешила бы, если б от него пошел пар, беря во внимание царивший вокруг холод.

— Мне очень нажимал, — пробормотала она. — Я бы все равно этого не сделала. Вы должны веровать мне. Я бы ни за что никому ни слова Трехсторонние переговоры 17 глава не произнесла. Просто когда вы засмеялись, я помыслила… ну, непринципиально, это не имеет значения. Если вы возжелаете спать со мной, я все равно не смогу тогда выйти за вас замуж… это было бы ошибкой.

Он прочно зажмурился и стоял так с минутку, не меньше. Позже один его голубой глаз Трехсторонние переговоры 17 глава открылся и поглядел на Брианну.

— А почему? — спросил лорд.

— Из-за Роджера, — ответила она, и одно то, что она вслух произнесла его имя, привело ее в бешенство. Но еще большая ярость окутала Брианну, когда она ощутила, как по ее щекам побежали жаркие слезы. — Черт! — вскрикнула она Трехсторонние переговоры 17 глава — К черту все, ко всем чертям! Я даже мыслить о нем не желаю! — Она сурово вытерла слезы и стиснула зубы, чтоб справиться с собой. — Ну, может, вы и правы, — решила она в конце концов. — Может, все это из-за беременности. Я повсевременно плачу, вообщем без предпосылки.

— Что-то я Трехсторонние переговоры 17 глава сомневаюсь, что без предпосылки, — сухо откликнулся лорд Джон.

Брианна глубоко вздохнула, прохладный воздух заполнил ее грудь. Что ж, ей осталось разыграть только одну карту, последнюю.

— Даже если вам нравятся дамы… я не могу… я имею в виду, я не желаю ложиться с вами в кровать. Но я ничего не имею Трехсторонние переговоры 17 глава против того, чтоб вы спали, с кем вам захочется… хоть с дамами, хоть с мужиками…

— Благодарю за такую щедрость, — пробормотал лорд Джон, но Брианна не направила внимания на его слова, ей хотелось только 1-го: довести дело до конца, покончить со всем этим.

— Но я понимаю, что вам может захотеться иметь Трехсторонние переговоры 17 глава собственного малыша. И это было бы полностью справедливо, если б вы от меня его востребовали. И я думаю, я смогу… — Она опустила взор на собственный животик и обхватила его руками. — Все молвят, что я просто предназначена для деторождения, — твердо продолжила она, уставившись в землю. — Я… ну, как я морду, естественно Трехсторонние переговоры 17 глава. Вы сможете включить это условие в договор… мистер Кэмпбелл знает, как все оформить.

Лорд Джон энергично потер лоб, очевидно подвергшись приступу сильной мигрени. А позже взял Брианну за руку.

— Давайте-ка где-нибудь сядем, дитя мое, — негромко предложил он. — Вам лучше поведать мне всю правду, от начала и до Трехсторонние переговоры 17 глава конца, черт бы вас побрал.

Брианна со свистом втянула воздух, чтоб отдохнуть.

— Я не дитя, — сурово огрызнулась она.

Лорд Джон поглядел на нее — и, похоже, его мировоззрение о Брианне поменялось.

— Нет, конечно, нет… да помоги Господь нам обоим. Но до того как вы доведете Фархарда Кэмпбелла до удара Трехсторонние переговоры 17 глава, изложив ему свои идеи относительно составления супружеского договора, умоляю, посидите со мной где-нибудь и поведайте, какие процессы протекают в вашем в высшей степени приметном уме. — И он уверенно повлек Брианну к арке, выводящей в декоративный садик, который нереально было узреть из окон дома.

Садик поблек, но содержался в полном Трехсторонние переговоры 17 глава порядке; все сухие прошлогодние стволы были выдернуты либо срезаны, клумбы укрыты плотным слоем мелко искрошенной старенькой листвы. И только круглая клумба у выключенного фонтана подавала признаки жизни; зеленоватые ростки крокусов пробились через землю, как будто крохотные боевые тараны, живы и непоколебимые.

Они сели, но Брианна не Трехсторонние переговоры 17 глава способен была оставаться на месте. И глядеть в лицо лорду Джону. Он встал прямо за ней и пошел рядом, не прикасаясь, но шагая в ногу. Ветер трепал светлые волосы лорда, а он все слушал и слушал, не произнося ни слова, пока она не поведала ему практически все.

— Вот я сейчас все Трехсторонние переговоры 17 глава думаю и думаю, — жалобно окончила она — И не могу ни до чего додуматься. Вы осознаете? Мать и… и па… они кое-где там! — Брианна махнула рукою в сторону дальних гор. — С ними могло случиться что угодно… и с Роджером давным-давно могло случиться что угодно. А я Трехсторонние переговоры 17 глава сижу здесь, и все распухаю и распухаю, и ничегошеньки не могу сделать!

Она поглядела чуток вниз, на лорда Джона, и вытерла варежкой влажный нос.

— Я не плачу, — заверила она Грэя, хотя по сути рыдала.

— Очевидно, нет, — согласился он. Взяв руку Брианны, он засунул ее для себя под локоть. — Все кругом Трехсторонние переговоры 17 глава и кругом, — пробормотал он, смотря на тропинку, по которой они, как сумасшедшие, кружили у фонтана.

— Да, все кругом и кругом под шелковичным деревом, — согласилась Брианна. — А позже — хлоп! И на голову прыгнула куница. Через три месяца либо около того. Я должна что-то сделать, — с отчаянием окончила она.

— Сможете веровать Трехсторонние переговоры 17 глава мне либо не веровать, — серьезно произнес лорд Джон, — но в этом случае ожидание — это и есть действие, хотя я должен признать, что так оно не смотрится. И почему вы не желаете просто подождать и узнать, не окажется ли поход вашего отца удачным? Либо в вас заговорило чувство чести и Трехсторонние переговоры 17 глава вы не желаете родить малыша без отца? Либо…

— Мое чувство чести здесь ни при чем, — перебила его Брианна. — Это его чувство. Роджера. Он… он последовал за мной. Он… он бросил все и пошел за мной, когда я отправилась сюда, чтоб отыскать собственного отца. Я знала, что он может Трехсторонние переговоры 17 глава это сделать, он и сделал. Но когда он выяснит об этом… — Брианна искривилась, накрыв ладонью выпуклый животик, — он женится на мне; он будет ощущать себя обязанным сделать это. А я не могу этого допустить.

— Но почему?

— Так как я люблю его. Я не желаю, чтоб он женился на Трехсторонние переговоры 17 глава мне только из чувства долга. И я… — Она прочно сжала губки, чтоб не сказать излишнего. — Я не желаю, — окончила она твердо. — Я так решила, я не желаю.

С реки донесся очередной порыв сильного прохладного ветра, и лорд Джон поплотнее запахнул плащ. Ветер принес запахи льда и сухих листьев, и еще Трехсторонние переговоры 17 глава в нем была особенная свежесть; весна приближалась.

— Понимаю, — произнес лорд. — Ну, я полностью согласен с вашей тетушкой в том смысле, что вам нужен супруг. Но почему конкретно я? — Он вскинул одну светлую бровь. — Из-за моего титула либо из-за моего богатства?

— Ни то, ни другое. Просто поэтому, что я Трехсторонние переговоры 17 глава уверена: вам не нравятся дамы, — ответила Брианна, даря лорда искренним взором.

— Мне нравятся дамы! — сурово бросил лорд Джон.

— Я восхищаюсь ими и уважаю их, и к неким из представительниц красивого пола я даже очень привязан… и ваша матушка в числе их… хотя я и сомневаюсь, что мои Трехсторонние переговоры 17 глава чувства обоюдны. Но все же — нет, я не ищу удовольствия в их постелях. Я высказался довольно прямо?

— Да, — кивнула Брианна, и тонкие морщинки на ее лбу растаяли, как по мановению магической палочки. — Я так и задумывалась. Как видите, было бы нечестно выйти замуж за мистера Макнейла, либо за Бартона Маклахлана Трехсторонние переговоры 17 глава, либо за какого-то другого мужчину, так как мне придется тогда обещать нечто такое, чего я не могу им дать. Но вам конкретно это и не надо, так что за вас я полностью могу выйти, здесь нет помех.

Лорду Джону отчаянно захотелось ударить лбом в кирпичную стенку; он чуть удержался, чтоб Трехсторонние переговоры 17 глава не сделать этого.

— Есть помеха, и очень суровая.

— Что?!

— Сможете не колебаться, что как ваш отец выяснит об этом — он мгновенно свернет мне шейку!

— За что? — нахмурившись, резко спросила Брианна. — Вы ему нравитесь; он гласит, вы один из его наилучших друзей.

— Я имею честь воспользоваться его почтением Трехсторонние переговоры 17 глава, — покачал головой лорд Джон. — Но это почтение растает во мгновение ока, если только Джейми Фрезер увидит, что его дочь служит прикрытием и племенной кобылой для чертова выродка-содомита.

— Да откуда он это выяснит? — сурово спросила Брианна.

— Уж я-то ему точно этого не скажу! — Но она здесь же вспыхнула, встретив Трехсторонние переговоры 17 глава его обезумевший взор, и вдруг взорвалась смехом, и лорд Джон беспомощно присоединился к ней. — Ну, извините, выходит, вы уже ему произнесли! — Брианна в конце концов малость успокоилась, села на скамью и вытерла полные слез глаза полой плаща.

— О, черт… ну да, я произнес. — Он рассеянно отвел прядь волос, попавшую Трехсторонние переговоры 17 глава в рот, и опять вытер нос рукавом. — Черт, ну почему у меня нет носового платка? Да, я произнес, так как это правда. Да к тому же ваш отец и без моих слов все сообразил.

— Ах так? — Брианна откровенно опешила. — Но я задумывалась, он…

Она в один момент замолчала Трехсторонние переговоры 17 глава, заметив мелькнувший недалеко желтоватый фартук; одна из кухонных женщин вышла в примыкающий с их садом огород. Лорд Джон, не сказав ни слова, встал и предложил Брианне руку; она тяжело поднялась, и они поплыли меж карими волнами сухих мертвых клумб, лавируя в сторону ворот, и плащи полоскались вокруг их, как паруса.

Каменная Трехсторонние переговоры 17 глава скамья с высочайшей резной спинкой, стоявшая под ветлой, в это время года совсем не смотрелась так презентабельно, как летом, но она по последней мере позволяла хоть малость укрыться от порывов ледяного ветра, дувшего с реки. Лорд Джон подождал, пока сядет Брианна, позже сам сел рядом — и громозвучно Трехсторонние переговоры 17 глава чихнул. Брианна раскрыла плащ и достала из-за лифа смятый носовой платок, о котором только сейчас вспомнила, — и с извинениями протянула его лорду Джону.

Платок был теплым и пахнул запахом Брианны — это был непередаваемый запах юного тела женщины, чуток отдающий гвоздикой и лавандой.

— Что-то вы такое гласили… насчет того, что Трехсторонние переговоры 17 глава я усвою, что такое играть с огнем, — произнесла Брианна — Что вы имели в виду?

— Ничего, — кратко ответил лорд Джон, но сейчас пришла его очередь побагроветь.

— Ах так? Ничего? — По лицу Брианны скользнуло нечто вроде ироничной ухмылки. — Просто в один прекрасный момент я уже слышала эту опасность.

Лорд Джон вздохнул Трехсторонние переговоры 17 глава и снова вытер лицо ее носовым платком.

— Вы были откровенны со мной, — казал он. — Так что нам незачем больше смущаться друг дружку. Ну, да… я полагаю… да, это была угроза. — Он чуток развел руками, демонстрируя, что совсем сдается. — Вы очень похожи на собственного отца, вы разве Трехсторонние переговоры 17 глава не осознаете?

Брианна немного нахмурилась, но было разумеется, что его слова ровно ничего для нее не значат. А позже вдруг в ее очах мелькнуло осознание… Она резко выпрямилась, уставившись на лорда Джона.

— Нет, вы… только не па! Он не мог бы!

— Правильно, — согласился лорд Джон, очень сухо. — Он не мог бы. Но Трехсторонние переговоры 17 глава ваше потрясение чуть ли мне льстит. Но я мог бы, воспользовавшись вашим предложением и взяв с вас клятву, сделать вид, что принял вас за него… ну, это такая же грязная угроза, как ваша, насчет того, чтоб выставить меня на позор.

— А где вы… встречались с моим папой? — осторожно Трехсторонние переговоры 17 глава спросила Брианна, на мгновение забыв о тревоге под напором любопытства.

— В кутузке. Вы ведь понимаете, что он посиживал в кутузке после восстания Стюарта?

Брианна кивнула, немного нахмурившись.

— Да, знаю. Хорошо. Оставим это… я только добавлю что много лет испытывал необыкновенную привязанность к Джейми Фрезеру, но всегда скрывал это Трехсторонние переговоры 17 глава. — Лорд вздохнул — И здесь вдруг являетесь вы, и предлагаете мне свое прекрасное тело, так схожее на его плоть… и еще добавляете, что готовы обещать мне малыша, в каком бы смешалась моя кровь и кровь Джейми Фрезера… и все это только поэтому, что ваша честь не позволяет вам повенчаться с человеком, которого Трехсторонние переговоры 17 глава вы любите, либо обожать человека, за которого вы выйдете замуж… — Лорд замолк на полуслове и опустил голову на ладошки. — Детка, вы могли бы вынудить плакать даже ангела… но я-то, лицезреет Бог, не ангел!

— Моя мать задумывается, что да.

Он поднял голову, пораженный.

— Она задумывается… что ?

— Ну, может быть Трехсторонние переговоры 17 глава, так далековато в собственных определениях она и не входит, — признала Брианна, все еще хмурясь. — Но она гласит, что вы хороший и неплохой человек. Я думаю, вы ей очень нравитесь, хотя она в этом и не признается. Естественно, сейчас я это понимаю; полагаю, она должна знать… ну, что вы… э Трехсторонние переговоры 17 глава-э… чувствуете к… — Брианна закашлялась, стараясь скрыть смущение.

— Ч-черт, — пробормотал лорд Джон. — Ох, черт побери, будь все проклято! Мне категорически не следовало выходить с вами из дома. Да, она знает. Хотя, по правде говоря, я не совершенно понимаю, почему она относится ко мне с подозрением. Это Трехсторонние переговоры 17 глава ведь не может быть ревностью, это просто тупо.

Брианна покачала головой, вдумчиво закусив нижнюю губу.

— Я думаю, это поэтому, что она опасается, вроде бы вы не причинили ему вреда, так либо по другому. Она опасается за него, вы же осознаете.

Лорд Джон удивленно поглядел на нее.

— Разрушить ему? Но как? Неуж Трехсторонние переговоры 17 глава-то она задумывается, что я могу соблазнить его, либо как-то унизить его достоинство?

Он гласил беззаботно, но здесь в очах Брианны сверкнуло нечто такое, от чего слова застыли у него в горле. Он крепче сжал ее локоть.

Брианна сжала губки, позже обходительно освободила руку и задела Трехсторонние переговоры 17 глава колена лорда Джона.

— Вы когда-нибудь лицезрели моего отца без рубахи?

— Вы имеете в виду шрамы на его спине?

Брианна кивнула.

Лорд Джон неспокойно постучал пальцами о колену; если б не уплотненная ткань плаща, пошевелила мозгами Брианна, раздался бы дробный звук…

— Да, я лицезрел эти шрамы. Это моих рук Трехсторонние переговоры 17 глава дело.

Голова Брианны резко откинулась вспять, глаза расширились, кончик ее носа был ярко-розовым от холода, но все лицо при всем этом побледнело так, что казалось, как будто калоритные волосы и брови высосали из нее всю жизнь.

— Не все, естественно, — продолжил лорд Джон, уставившись на клумбу с сухими штокрозами. — Он Трехсторонние переговоры 17 глава и до того подвергался бичеванию, так что их с каждым разом становилось больше… но он ведь знал, что делает, когда делал это.

— Делал… что? — чуть шевеля губками, спросила Брианна. Она осторожно передвинулась на скамье, отдаляясь от лорда Дона и в то же время делая поворот к нему Трехсторонние переговоры 17 глава лицом… она двигалась, как скопление, меняющее свои очертания на ветру.

— Я был комендантом Ардсмурской кутузки; он вам не гласил? Нет, думаю, не гласил. — Лорд Джон сделал нетерпеливый жест, отводя волосы, опять упавшие ему на лицо. — Он был офицером, джентльменом, единственным офицером там. Он гласил от имени всех пленников-якобитов. Мы обедали с Трехсторонние переговоры 17 глава ним вкупе, у меня на квартире. Мы игрались в шахматы, обсуждали книжки. У нас было много общих интересов. Мы… мы стали друзьями. А позже… позже не стали ими быть.

Лорд Джон замолчал.

— Вы желаете сказать… вы желаете сказать, что подвергли его наказанию поэтому, что он не возжелал…

— Нет, черт Трехсторонние переговоры 17 глава побери, нет! — Лорд Джон схватил платок Брианны и сурово высморкался. Позже бросил платок на скамью меж собой и Брианной и уставился на даму. — Да как вы вообщем могли такое поразмыслить!

— Но вы сами произнесли, что те шрамы…

— Он сам это сделал!

— Нереально высечь самого себя!

Лорд Джон желал было Трехсторонние переговоры 17 глава что-то ответить, а позже язвительно фыркнул. И, все еще сердясь, поглядел на Брианну, вскинув одну бровь; но в целом он уже справился со своими эмоциями.

— Черта с два нереально. Вы только этим и занимаетесь уже несколько месяцев, судя по тому, что вы мне поведали.

— Мы Трехсторонние переговоры 17 глава говорим не обо мне!

— Конкретно о вас.

— Нет, черт вас побери! — Брианна наклонилась к лорду Джону, сведя к переносице густые брови. — Какого черта вы здесь болтаете, как это он сам сделал?

Ветер дул из-за спины Брианны прямо в лицо лорду Джону. От этого у него защипало глаза, они заполнились Трехсторонние переговоры 17 глава слезами, и лорд был обязан отвернуться.

— Что я здесь вообщем делаю? — пробормотал он чуть слышно. — Я, наверняка, сошел с разума, раз говорю с вами вот в таковой необычной манере!

— Меня не заботит, сошли вы с мозга либо нет, — гаркнула Брианна и схватила лорда Джона за рукав. — Вы мне расскажете, что Трехсторонние переговоры 17 глава там случилось!

Он прочно сжал губки, и на мгновение Брианне показалось, что он твердо решил молчать. Но он уже произнес очень много, чтоб останавливаться, и сам осознавал это. Плечи лорда Джона приподнялись под плащом, позже опустились… он сдался.

— Мы были друзьями. А позже… позже он сообразил, какие чувства я Трехсторонние переговоры 17 глава к нему испытываю. И наша дружба закончилась, но это было его решение. И ему хотелось довести дело до полного и окончательного разрыва. Потому он преднамеренно сделал ситуацию так отчаянную, что она должна была поменять наши дела раз и навечно, без мельчайших шансов на возобновление дружественных отношений меж нами. И ради Трехсторонние переговоры 17 глава этого он солгал. Когда во время обыска в камере отыскали кусочек клетчатого пледа, Джейми на публике заявил, что этот плед принадлежит ему. Обладание схожими вещами тогда числилось противозаконным… ну и на данный момент считается, в Шотландии.

Лорд Джон глубоко и очень осторожно вздохнул. Он избегал взора Брианны, упрямо смотря Трехсторонние переговоры 17 глава на неровный ряд нагих деревьев по другую сторону реки, ясно вырисовывавшихся на фоне бледноватого вешнего неба.

— Я был комендантом кутузки, я был должен делать повеления закона. Я ничего не был в состоянии сделать. Моим долгом было подвергнуть его бичеванию. И он катастрофически отлично это знал. — Лорд Джон обернулся Трехсторонние переговоры 17 глава вспять и вдумчиво поглядел на резную спинку каменной скамьи. И прикрыл глаза, защищая их от ветра. — Я мог простить его за то, что он не желает меня, — с горечью продолжил лорд. — Но я не мог простить ему то, что он использовал меня схожим образом. Он ведь не просто Трехсторонние переговоры 17 глава вынудил меня причинить ему боль, но принудил к тому же лишить его звания. Ему недостаточно было просто отрешиться от моих эмоций; он был должен их повредить до основания, убить… А это было уж очень.

Ветер нес всяческий мусор; его порывы кидали на сидячих маленькие сухие ветки, щепки от разбитого лодочного Трехсторонние переговоры 17 глава корпуса, валявшегося кое-где на берегу… Лорд Джон сложил руки на коленях, и ладонь Брианны сочувственно накрыла его пальцы. У Брианны руки были крупнее, чем у Грэя, и ее ладонь была теплой, так как ранее момента пряталась в плотных складках плаща…

— Это были всего только происшествия. Вы здесь ни при Трехсторонние переговоры 17 глава чем. И он мог бы просто разъяснить вам все, если б возжелал. Но вы все равно простили его, — тихо произнесла Брианна. — Почему?

— Поневоле пришлось. — Лорд Джон поглядел в глаза Брианне, прямо и твердо. — Я не мог терпеть его поначалу, и достаточно длительно. Но позже я понял, что любовь к Трехсторонние переговоры 17 глава нему — это… это просто часть меня самого, к тому же одна из наилучших моих частей. А если б я не смог простить его, я не сумел бы и далее его обожать, и эта часть меня просто погибла бы. Но мне не хотелось это терять. — Лорд Джон чуть приметно улыбнулся Трехсторонние переговоры 17 глава. — Так что, видите ли, и здесь у меня были чисто эгоистические мотивы. — Он сжал руку Брианны, встал и посодействовал подняться ей. — Идемте, дорогая. Мы просто превратимся в глыбы льда, если задержимся тут еще хоть кратковременно.

Они медлительно возвратились в дом, не обменявшись по дороге ни словом. Но они шли Трехсторонние переговоры 17 глава рядом, рука об руку. Когда же они в конце концов миновали сад и огород, лорд Джон в один момент заговорил:

— Я думаю, вы правы. Жить с тем, кого ты любишь, зная при всем этом, что с его стороны это всего только дела, вызванные долгом… нет, я бы Трехсторонние переговоры 17 глава такового не вынес. Брак должен заключаться при почтении с обеих сторон, только тогда это добросовестный и верный альянс. И пока обе стороны честны вместе… — Его губки чуток дернулись, когда он посмотрел в сторону комнат для рабов. — Да, тогда нет поводов для стыда… у обоих супругов.

Брианна поглядела на Трехсторонние переговоры 17 глава него — сверху вниз — и осторожно, как будто опасаясь спугнуть лорда Джона, отвела свободной рукою прядь волос, упавшую ей на лоб.

— Так вы принимаете мое предложение? — Но в груди у нее при всем этом появилась странноватая пустота, совсем не схожая на чувство облегчения, которого она ждала.

— Нет, — прямо и резко ответил он Трехсторонние переговоры 17 глава. — Я могу простить Джейми Фрезера за то, что он сделал в прошедшем… но он никогда не простит меня, если я женюсь на вас. — Лорд Джон улыбнулся Брианне и похлопал ее по руке, лежавшей на его согнутом локте. — Но я могу предложить вам защиту от ваших поклонников и вашей Трехсторонние переговоры 17 глава тетушки… вы получите отсрочку, а с течением времени все утрясется. — Он поглядел на дом, обвел взором окна. — Как вы думаете, на нас на данный момент кто-либо глядит?

— Сможете не колебаться, наверное таращатся, — темно усмехнулась Брианна.

— Прекрасно. — Сняв перстень с сапфиром, прошлый на его руке, лорд Джон торжественно оборотился Трехсторонние переговоры 17 глава к Брианне лицом и взял ее за руку. Он сам снял ее шерстяную варежку и церемонно надел перстень на мизинец Брианны — на другой палец кольцо не надевалось. Позже приподнялся на цыпочки и поцеловал ее в губки. И, не давая Брианне времени опамятоваться, опять засунул ее руку для себя под локоть и Трехсторонние переговоры 17 глава с наглым выражением на лице оборотился к дому. — Итак, моя дорогая, — произнес он, — идемте, объявим всем о нашей помолвке.

Глава 60

Испытание огнем

Они весь денек оставались одни. Огнь погас, никакой пищи не осталось. Но это не имело значения; все равно ни один из парней не мог есть, и все равно Трехсторонние переговоры 17 глава никакой костер не выгнал бы холод, засевший в самом сердечко Роджера. Краснокожие появились только поближе к вечеру. Несколько воинов, сопровождавших очень старого мужчину, одетого в свободную узорчатую рубаху и плетеную накидку… Лицо этого человека было разрисовано красноватой краской и охрой. Это был шаман, и в руках Трехсторонние переговоры 17 глава он держал небольшой глиняный горшок, заполненный некий темной жидкостью.

Александр уже оделся; он стоял, когда шаман приблизился к нему, но не произнес ни слова и не шелохнулся. Шаман запел надтреснутым старческим голосом и, не прерывая пения, окунул в горшок кроличью лапку и вымазал лицо священника черным — от корней волос до подбородка.

После Трехсторонние переговоры 17 глава чего краснокожие ушли, а священник сел на землю, закрыв глаза. Роджер пробовал заговорить с ним, предлагал ему воды, пробовал вынудить Александра как-то реагировать, — но тот не отзывался, просто посиживал молчком, как будто был высечен из камня.

Но когда уже близилась ночь, он в конце концов заговорил Трехсторонние переговоры 17 глава.

— Времени осталось совершенно незначительно, — негромко произнес он. — Я уже в один прекрасный момент просил вас помолиться за меня. Но я не знал тогда, за что вам следовало бы молиться… или за спасение моей жизни, или за спасение моей души. Сейчас я знаю, что и то, и другое нереально.

Роджер желал Трехсторонние переговоры 17 глава заговорить, но священник маленьким жестом принудил его закрыть рот.

— Сейчас я знаю, что могу просить только об одном. Помолись о том, брат мой, чтоб я сумел умереть достойно. Помолись о том, чтоб я смог умереть молчком. — Он впервой за весь денек поглядел на Роджера; его глаза поблескивали от Трехсторонние переговоры 17 глава слез. — Я не желал бы опорочить ее кликом.

Скоро после пришествия мглы зазвучали барабаны. Роджер никогда их не слышал за всегда собственного пребывания в этой деревне. Нереально было найти, сколько их было; звонкий грохот, казалось, раздавался сходу со всех боков. Воздух вибрировал, и Роджер чувствовал это мозгом костей Трехсторонние переговоры 17 глава, каждой клеткой собственного тела.

Могавки возвратились. Чуть они шагнули через порог, как священник медлительно поднялся на ноги. Он разделся сам; и вышел из хижины, оголенный, не оглянувшись вспять.

Роджер посиживал, уставившись на занавешенный шкурой вход в хижину, молясь… и прислушиваясь. Он отлично знал, что в состоянии сделать с человеком барабаны; он Трехсторонние переговоры 17 глава сам не раз брал в руки палочки… чтоб пробудить кошмар и ярость, сокрытые в душе, чтоб воззвать к самым глубочайшим, потаенным инстинктам слушателей. Но, даже зная, что происходит, он не мог совладать с своим ужасом.

Роджер не мог бы сказать, как длительно он посиживал вот так, вслушиваясь Трехсторонние переговоры 17 глава в неумолкаемый грохот, ловя другие звуки — голоса, шаги, рокот огромного собрания людей… пытаясь различить посреди всего этого глас Александра.

В один момент барабаны затихли. Позже раздалось еще несколько маленьких усмотрительных ударов, а позже бой закончился совсем. Позже послышались клики, позже громкий визг и вой огромного количества глоток. Роджер вскочил и ринулся Трехсторонние переговоры 17 глава к выходу. Но охрана как и раньше стояла снаружи; и когда Роджер высунул голову за оленью заавесь, какой-то из них угрожающе взмахнул боевой дубинкой.

Роджер тормознул, но не сумел вынудить себя возвратиться к угасшему костру. Он стоял прямо перед входом, в полутьме, прислушиваясь к происходящему снаружи.

Можно было Трехсторонние переговоры 17 глава пошевелить мозгами, что всех чертей разом выпустили из ада. Но что, что, бес их всех забери, что там происходило? Похоже, это была гневная схватка. Но с кем и почему?

После первого залпа визга певческая часть действа поменялась; сейчас слышались только отдельные высочайшие крики и улюлюканье на различных концах центральной поляны Трехсторонние переговоры 17 глава. Еще Роджер слышал удары; и стоны, и другие звуки, свидетельствующие о беспощадной битве. Что-то ударилось в стенку хижины; стенка содрогнулась, большой пласт коры, составлявший ее центральную часть, треснул.

Роджер поглядел на дверную заавесь; нет, охраны не потрудились поглядеть, что там происходит. Он ринулся к треснувшей стенке и, просунув Трехсторонние переговоры 17 глава пальцы в щель, попробовал расширить ее. Ничего неплохого из этого не вышло; осколки древесной породы впились в его кожу, одномоментно очутились под ногтями, а кора даже не двинулась с места, она была очень толстой и жесткой. Отчаявшись, Роджер прижался лицом к щели, пытаясь разглядеть происходящее.

Он мог созидать только Трехсторонние переговоры 17 глава совершенно небольшой участок центральной поляны. Он лицезрел стоявший напротив длиннющий вигвам, полосу истоптанной земли меж вигвамом и хижиной и еще — отсветы большого огня на земле и вигваме. Красноватые и желтоватые сполохи сражались с темными тенями, будто бы в воздухе танцевали пламенные бесы.

Некие из бесов оказались полностью реальными; две Трехсторонние переговоры 17 глава черные фигуры проехались мимо щели, сцепившись в злостном объятии. Еще несколько фигур промелькнули в поле зрения Роджера, по направлению к огню.

А позже Роджер застыл, прижимаясь лицом к колющейся древесной породе. Через визгливые голоса могавков он расслышал, как кто-то отчаянно бранится на гэльском… Роджер мог бы поклясться в Трехсторонние переговоры 17 глава этом!

Он вправду это слышал!

— Caisteal Dhunil — заорал кто-то совершенно близко, и в ответ раздались крики краснокожих. Там были шотландцы… белоснежные люди! Он должен добраться до их! Роджер в бешенстве изо всех сил врезал кулаком по древесной стенке, пытаясь пробиться через нее. Глас, ругавшийся на гэльском, послышался Трехсторонние переговоры 17 глава опять:

— Caisteal Dhunil

Нет, погоди-ка… это был другой глас! А 1-ый ему ответил:

— Do mil Do mil Ко мне! Ко мне!

И здесь же воздух заполнила новенькая волна визга могавков, и к ним добавилось подвывание дамских голосов… ну да, сейчас орали и выли дамы, и даже куда Трехсторонние переговоры 17 глава громче, чем мужчины…

Роджер разбежался и, выставив вперед плечо, всем телом ударился о стену; трещинка расширилась и удлинилась, но недостаточно, чтоб он мог выкарабкаться наружу. Роджер повторил попытку во 2-ой раз, в 3-ий… но безрезультативно. Снутри хижины не было ничего такового, что могло бы сойти за орудие либо инструмент, ничегошеньки Трехсторонние переговоры 17 глава. В отчаянии Роджер вцепился в прочные веревки, которыми скреплялись тонкие бревна 1-го из спальных лежаков, и рвал их руками и зубами до того времени, пока край лежака не освободился в конце концов от креплений.

Роджер приподнял лежак, кинул его оземь; снова поднял, встряхнул, кинул… пока в конце концов не Трехсторонние переговоры 17 глава лопнули другие связки и в руках у него не оказался шестифутовый шест с обломанным острым концом. Зажав толстый жеребцов шеста под мышкой, Роджер направился к выходу, наставив острый конец шеста на шкуру, закрывавшую просвет.

Он вырвался в мешанину тьмы и пламени, прохладного воздуха и дыма, в шум, заставлявший Трехсторонние переговоры 17 глава его кровь петь. Он увидел впереди чью-то фигуру и недолго думая, ткнул в нее своим импровизированным копьем.

Человек ловко отпрыгнул в сторону и поднял боевую индейскую дубину. Роджер не мог уже тормознуть, не мог повернуть, он просто свалился плашмя, и дубина ударилась о землю в паре дюймов от Трехсторонние переговоры 17 глава его головы.

Роджер перекатился в сторону и взмахнул своим шестом, врезав индейцу по голове. Тот пошатнулся и свалился прямо на Роджера.

Виски. От этого человека просто несло виски. Не переставая удивляться этому факту, Роджер выкарабкался из-под дергавшегося тела и с трудом поднялся на ноги, как и раньше прочно держа шест.

Клики Трехсторонние переговоры 17 глава раздавались за его спиной, и он поспешно развернулся на пятках, но при всем этом все его тело пронзила боль. Он очень очень ударился, падая, и это сейчас чувствовали его руки и грудная клеточка. Да еще краснокожий грохнулся на него сверху… И здесь же этот самый краснокожий вцепился Трехсторонние переговоры 17 глава в конец шеста, пытаясь вырвать его из рук Роджера, так что пришлось отшвырнуть его неплохим пинком.

Роджер собрался с силами и оборотился туда, где пылал огнь. Это был неописуемых размеров погребальный костер. Языки пламени подымалиь ввысь стенкой незапятнанного красного цвета, живы на фоне ночи. Через огромное количество голов зрителей Роджер увидел Трехсторонние переговоры 17 глава в центре костра черную фигуру, и руки сжигаемого человека были привязаны к шесту, на котором он висел… связаны и закреплены в жесте благословения. На мгновение длинноватые волосы взлетели ввысь, окутанные огнем, и вокруг головы Александра как будто вспыхнул золотой ореол, как вокруг головы распятого Христа. А позже что Трехсторонние переговоры 17 глава-то обвалилось на голову Роджера — и он камнем упал на землю.


trebovaniya-pravil-registra-k-elektroprivodam-gruzopodemnih-mehanizmov.html
trebovaniya-predyavlyaemie-k-ats-na-zhdt.html
trebovaniya-predyavlyaemie-k-doverennosti.html